«У тебя всегда мало денег!»: как правильно реагировать на провокации своего подростка

Психолог Анастасия Рубцова о том, что детям-подросткам иногда полезны трудности и ограничения.

Подруга привезла сына на море. Сын — красивый модный мальчик 12 лет, еще не совсем подросток, но почти. Вышел на пляж, презрительно надул губы, говорит, что это вообще, там слева на камнях водоросли и нет парашютов. Вот зимой в Дубае были парашюты.

«Настя, — пишет подруга, — как его утешить? А если он вообще не будет купаться? Что делать?»

«Попробуй, — пишу, — местную рыбу.

И вино. Вот такой мой профессиональный совет».

Еще одну подругу дочка, очаровательная девочка, похожая на Гермиону, обвинила, что дома пыльно и бардак. «Блин, — говорит подруга, чуть не плача, — я согласна, бардак, вторую неделю пропылесосить некогда, то отчет сдаю, то в больницу к тете Лене бегу, то на спорт — ну, может, и не надо было на спорт, я же могла пропылесосить в это время».

Еще одному другу дочь с пренебрежительной гримаской говорит: «Ну что, ты в июне мне наконец купишь х-box или у тебя опяяяяять мало денег?» Другу стыдно, потому что денег и действительно маловато. И они нужны для другого. И он сразу не отец-молодец, обеспечивающий своего ребенка всем необходимым (в том числе теплом, поддержкой и велосипедом), а виноватый лузер, у которого третий месяц не хватает денег на x-box.

Так вот, это ловушка.

Интересно, что в нее, в эту ловушку, проваливаются обычно самые ответственные и чуткие родители. Те, кто по-настоящему старается, и им правда не все равно, как ребенок себя чувствует. Кому все равно, те неуязвимы для упреков. А страдают родители, у которых расходы «на ребенка» (учеба, репетиторы, лечение, развлечения, модные штуки) — если не самая большая, то уж точно заметная статья в бюджете. Но все-таки они, напуганные книгами про детские травмы и родительскую черствость, сами бесконечно сомневаются: а не маловато ли, ох, не маловато ли я делаю? А почему тогда ребенку недостаточно? Может, надо стараться больше?

Нет.

Надо стараться меньше.

Мы все (ок, не все, но многие) разделяем иллюзию, что, если быть хорошими заботливыми родителями, стараться и все делать правильно, то ребенку «понравится». Он оценит. Он будет благодарен.

На самом деле ребенок очень плохой оценщик. У него — это вроде бы и очевидно, но неочевидно, — нет надежных критериев, по которым он мог бы оценивать нашу родительскую работу как «хорошую» или «плохую». У него очень мало жизненного опыта, он никогда не был на нашем месте, чувства пока еще часто обманывают его. Особенно подростка, которого гормоны вообще швыряют туда-сюда, как мячик.

Ребенок — как и любой человек — будет думать, что нам все дается легко и ничего не стоит: хоть уборка, хоть зарабатывание денег. А если мы чего-то не делаем, то из вредности и глупого упрямства.

Пока он не узнает, что это не так.

Ребенок — как и любой человек — будет считать, что «хорошо» — это когда лучше, чем «нормально». И если зимнее море в Дубае, подарки, модные гаджеты, чистота в доме и вдобавок ко всему внимательный терпеливый родитель — это его «нормально», то, с одной стороны, можно порадоваться за него, серьезно. С другой стороны, ему ведь действительно неоткуда узнать, что бывает какое-то другое «нормально». А оно бывает.

Ребенок не может оценить, чего это «нормально» стоило и стоит нам. Он не видит, от чего мы отказываемся и как стараемся. И не дело ребенка, а уж особенно подростка, ставить нам как родителям заслуженную пятерку (ок, если хотите, пятерку с минусом).

И уж, конечно, это не дело общества — оно ведь тоже, как младенец, считает, что мы должны еще больше стараться, и еще, и еще, и еще. Эту пятерку можем поставить себе только мы сами.

Можем, и даже, я бы сказала, должны.

Это мы — не дети и не внешние зрители — как-то нащупываем точку, в которой происходит превращение. Когда наши дети из нежных малышей, которым нужна привязанность, тепло, безопасность и «все самое лучшее», превращаются в подростков, которым нужно нечто совершенно другое. Им нужно, чтобы было что преодолевать и с чем справляться. И трудности нужны, и ограничения.

Им иногда, представьте, нужно, чтобы сказали: «Грязно? Зайчик, прибери и вымой полы. Тебе лень, но мне, поверь, лень гораздо больше. И я по-настоящему сильно устала».

Им иногда очень отрезвляюще слышать: «Не нравится море? Ну придумай что-нибудь, чтобы не портить мне отпуск, потому что мне — нравится». И даже вот эту дурацкую, бесившую нас в детстве родительскую фразу «я деньги что, печатаю?» — можно иногда реабилитировать.

Мы же их правда не печатаем.

И знаете, детям действительно нужно, чтобы кто-то рассказывал им про деньги. Что их довольно сложно зарабатывать. Что большинство из нас не добиваются таких успехов, как Илон Маск или даже Олег Дерипаска. Да что там, даже стать начальником отдела закупок — иногда большой труд и удача. Денег часто не хватает на что-то, и это нормально.

У нас, родителей, нигде не спрятано бесконечного источника богатств и сил, терпения и самопожертвования. Очень жаль.

Но всем будет лучше, если ребенок догадается об этом до того, как ему стукнет 18.

Лучше всего, если мы сами замечаем свои заслуги. Тогда и ребенок, если повезет, заметит не только то, чего родитель НЕ покупает и НЕ делает, но случайно и то, что родитель делает. Не пыль на полках, а то, что предыдущие 10 лет кто-то ее периодически вытирал. Что в холодильнике есть еда, а у самого ребенка — теннис и репетитор по английскому. Искусство тут в том, чтобы показать это ребенку, не нападая на него. Не вставая в позицию обвинителя и не швыряясь словом «неблагодарный».

Не «неблагодарный».

Неопытный.

А если мы хотим благодарности — то почему бы и не показать ребенку, за что можно быть благодарным другому человеку? Да за все, буквально за все можно — за приготовленный ужин и за кроссовки в подарок, за утешение и за то, что наша одежда волшебным образом оказывается выстиранной, за то, что кто-то планирует наш отдых и терпит в своем доме наших друзей. А ведь как благодарить, ребенок тоже не знает. Покажите. Этот навык не формируется сам и не берется из воздуха. А он бесценный.

Он гораздо полезнее, чем навык «считать другого виноватым». Или чем навык «быть недовольным».

Когда-нибудь именно за него вам будут благодарны. Возможно.

А пока попробуйте рыбу и вино.

Источник ➝

Средства избавления от беспомощности

Когда невозможно контролировать или влиять на неприятные события, развивается сильнейшее чувство беспомощности... Что же с ним делать?

Чувство беспомощности

Пятьдесят лет назад американский психолог Мартин Селигман перевернул все представления о нашей свободе воли. Селигман проводил эксперимент над собаками по схеме условного рефлекса Павлова. Цель — сформировать рефлекс страха на звук сигнала. Если у российского учёного животные по звонку получали мясо, то у американского коллеги — удар током. Чтобы собаки не сбежали раньше времени, их фиксировали в специальной упряжи.



Селигман был уверен, что когда зверей переведут в вольер с низкой перегородкой, они будут сбегать как только услышат сигнал. Ведь живое существо сделает все, чтобы избежать боли, не так ли? Но в новой клетке собаки сидели на полу и скулили. Ни один пес не перепрыгнул легчайшее препятствие — даже не попытался. Когда в те же условия поместили собаку, которая не участвовала в эксперименте, она с легкостью сбежала.

Селигман сделал вывод: когда невозможно контролировать или влиять на неприятные события, развивается сильнейшее чувство беспомощности. В 1976 году ученый получил премию Американской психологической ассоциации за открытие выученной беспомощности.

А что же люди?

Теорию Селигмана много раз проверяли ученые из разных стран. Доказано, что если человек систематически:

— испытывает поражение, несмотря на все усилия;

— переживает трудные ситуации, в которых его действия ни на что не влияют;

— оказывается среди хаоса, где постоянно меняются правила и любое движение может привести к наказанию — у него атрофируется воля и желание вообще что-то делать. Приходит апатия, а за ней — депрессия. Человек сдается. Выученная беспомощность звучит как Марья Искусница из старого фильма: «Что воооля, что невоооля — все равно».

Теорию о выученной беспомощности подтверждает жизнь.

Не обязательно сидеть на поводке и получать удары током. Все может оказаться прозаичнее. Когда я писала эту статью, попросила друзей на фейсбуке поделиться своим опытом переживания выученной беспомощности. Мне рассказали:

— про неудачные попытки устроиться на работу: отказ за отказом без объяснения причин,

— про мужа, который мог встретить вечером с дорогими подарками, а мог с агрессией без видимого повода, по настроению. (Рядом — почти такая же история про жену),

— про начальника-самодура, который каждый месяц раздавал штрафы по каким-то новым и нелогичным критериям.

Со стороны кажется, что выход есть. Перепиши резюме! Подай на развод! Пожалуйся на начальника! Сделай вот это и еще вон то! Но как пес Селигмана, человек, который загнан в беспомощность, не может перепрыгнуть даже через низенький заборчик. Он не верит в выход. Он лежит на полу и скулит.

Порой даже абьюзивного партнера или начальника-самодура не нужно. Геля Дёмина, студентка на стажировке в Корее, рассказывает, как на одном занятии профессор дал классу задание. Из букв на листочках нужно сложить названия стран. Когда выходит время, профессор просит поднять руки тех, кто уверен в своем ответе. И так раз за разом. К последнему заданию половина студентов скисли.

«После того, как решили все пункты, мы начали проверять ответы, — рассказывает Геля. — У правой стороны было почти все правильно. А у ребят слева не было верных ответов вообще. Последнее задание (D E W E N S — Sweden) решили только двое из десяти человек с левой стороны. И тут профессор говорит: „Вот вам и подтверждение гипотезы“. На экране появляются два варианта теста, который у нас был. В то время, как правая группа получила совершенно нормальный тест, у левой группы во всех заданиях была перепутана одна буква. Правильный ответ в их случае получить было невозможно. Вся соль была в последнем вопросе, про Швецию. Он у двух команд одинаковый. У всех была возможность получить правильный ответ. Но за прошлые пять вопросов ребята полностью убедили себя, что не могут решить задание. К моменту, когда настала очередь верного ответа, они просто сдались».

Как противостоять хаосу?

Что делать, если выученная беспомощность уже отвоевывает внутреннюю территорию?

Можно ли не опускать руки и не сдаваться апатии?

Можно. И здесь ученые с жизнью снова заодно.

Средство 1: Делайте что-нибудь

Серьезно: что угодно. Психолог Бруно Беттельгейм выжил в концлагере с политикой постоянного хаоса. Руководство лагеря, рассказывал он, устанавливало новые запреты, часто бессмысленные и противоречащие друг другу. Охранники ставили заключенных в ситуации, где любое действие могло привести к суровому наказанию. В этом режиме люди быстро теряли волю и ломались. Беттельгейм предложил противоядие: делать все, что не запрещено. Можешь лечь спать вместо того, чтобы обсуждать лагерные слухи? Ложись. Можешь почистить зубы? Чисть. Не потому, что хочешь спать или заботишься о гигиене. А потому, что так человек возвращает субъективный контроль в свои руки. Во-первых, у него появляется выбор: сделать то или иное. Во-вторых, в ситуации выбора он может принять решение и немедленно его исполнить. Что важно — это собственное, личное решение, принятое самостоятельно. Даже маленькое действие становится вакциной против превращения в овощ.

Эффективность этого способа в 70-е годы подтвердили американские коллеги Беттельгейма. Эллен Лангер и Джудит Роден провели эксперимент в местах, где человек наиболее ограничен в свободе: тюрьма, дом престарелых и приют для бездомных. Что показали результаты? Заключенные, которым разрешили по-своему расставить мебель в камере и выбирать ТВ-программы, стали менее подвержены проблемам со здоровьем и вспышкам агрессии. У пожилых людей, которые могли по своему вкусу обставить комнату, завести растение и выбрать фильм для вечернего просмотра, повышался жизненный тонус и замедлялся процесс потери памяти. А бездомные, которые могли выбрать кровать в общежитии и меню на обед, чаще начинали искать работу — и находили.

Способ справляться: делайте что-нибудь потому, что можете. Выберите, чем занять свободный час перед сном, что приготовить на ужин и как провести выходные. Переставьте мебель в комнате так, как вам удобнее. Находите как можно больше точек контроля, в которых вы можете принимать собственное решение и исполнять его.

Что это может дать? Помните про собак Селигмана? Проблема не в том, что они не могли перепрыгнуть барьер. Так и у людей: проблемой порой является не ситуация, а потеря воли и веры в значимость своих действий. Подход «делаю, потому что выбрал делать» позволяет сохранить или вернуть субъективное ощущение контроля. А значит, воля не отъезжает в сторону кладбища, укрывшись простыней, а человек продолжает двигаться в сторону выхода из тяжелой ситуации.

Средство 2: Прочь от беспомощности — маленькими шагами

Представления о себе «у меня ничего не получается», «я никчемный», «мои попытки ничего не изменят» складываются из частных случаев. Мы, как в детской забаве «соедини точки», выбираем какие-то истории и соединяем их одной линией. Получается убеждение о себе. Со временем человек все больше обращает внимание на опыт, который подтверждает это убеждение. И перестает видеть исключения. Хорошая новость в том, что убеждения о себе можно изменить таким же образом. Этим занимается, например, нарративная терапия: вместе с помогающим практиком человек учится видеть альтернативные истории, которые со временем соединяет в новое представление. Там, где раньше была история о беспомощности, можно найти другую: историю о своей ценности и важности, о значимости своих действий, о возможности влиять на происходящее.

Важно находить частные случаи в прошлом: когда у меня получилось? когда я смог на что-то повлиять? когда изменил ситуацию своими действиями? Так же важно обращать внимание на настоящее — вот здесь помогут маленькие достижимые цели. Например, навести порядок в кухонном шкафчике или сделать важный звонок, который давно откладываете. Нет слишком маленьких целей — все важны. Справился? Получилось? Прекрасно! Нужно отметить победу! Известно, что где внимание — там и энергия. Чем больше внимания достижениям, тем сильнее подпитка для новой предпочитаемой истории. Тем выше вероятность не опустить руки.

Способ справляться: ставьте маленькие реальные цели и обязательно отмечайте их достижение. Ведите список и перечитывайте его хотя бы два раза в месяц. Со временем вы заметите, что цели и достижения стали крупнее. Найдите возможность наградить себя какой-нибудь радостью за каждый выполненный пункт.

Что это может дать? Небольшие достижения помогают набраться ресурса для более масштабных действий. Нарастить уверенности в своих силах. Нанизывайте новый опыт как бусины на леску. Со временем из отдельных деталей получится ожерелье — новая история о себе: «Я важен», «Мои действия имеют значение», «Я могу влиять на свою жизнь».

Средство 3: Другой взгляд

Селигман открыл проблему, а дальнейшую жизнь и карьеру посвятил поиску решения. Ученый выяснил, что животные могут научиться противостоять беспомощности, если у них есть предыдущий опыт успешных действий. Собаки, которые сначала могли отключить ток, нажимая головой на панель в вольере, продолжали искать выход, даже когда их фиксировали.

В сотрудничестве с известными психотерапевтами Селигман начал изучать поведение людей и их реакции на внешние обстоятельства. Двадцать лет исследований привели его к выводу: склонность тем или иным образом объяснять происходящее влияет на то, ищем ли мы возможность действовать или сдаемся. Люди с убеждением: «Плохие вещи случаются по моей вине» более склонны к развитию депрессии и состоянию беспомощности. А те, кто считает «Плохое может случиться, но это не всегда моя вина и когда-нибудь оно прекратится», быстрее справляются и приходят в себя при неблагоприятных обстоятельствах.

Селигман предложил схему рефрейминга: переосмысления опыта и перестройку восприятия. Называется она «Схема ABCDE»:

A — Adversity, неблагоприятный фактор. Вспомните неприятную ситуацию, которая вызывает пессимистичные мысли и чувство беспомощности. Важно для начала выбирать ситуации, которые по шкале от 1 до 10 вы оцениваете не выше, чем на 5: так опыт обучения рефреймингу будет более безопасным.

B — Belief, убеждение. Запишите вашу интерпретацию события: все, что думаете о произошедшем.

C — Consequence, последствия. Как вы повели себя в связи с этим событием? Что чувствовали в процессе?

D — Disputation, другой взгляд. Запишите доказательства, которые подвергают сомнению и опровергают ваши негативные убеждения.

E — Energizing, активизация. Какие чувства (и, возможно, поступки) вызвали новые аргументы и более оптимистичные мысли?

Способ справляться: попробуйте опровергнуть пессимистичные убеждения письменно. Заведите дневник для записи неприятных событий и их проработки по схеме ABCDE. Перечитывайте свои записи каждые несколько дней.

Что это может дать? Стрессовые ситуации будут возникать всегда. Но со временем и практикой можно научиться более эффективно справляться с беспокойством, не сдаваться беспомощности и вырабатывать собственные успешные стратегии реакции и поведения. Энергия, которая раньше обслуживала пессимистичные убеждения, высвободится, и ее можно вложить в другие важные области жизни.

P.S. Техника безопасности
Я рада, если сейчас вы дочитываете статью, а внутри уже рождается желание действовать. Пожалуйста, проявите бережность к себе в дальнейших действиях. Важно помнить, что нет единственного решения, которое безусловно подойдет каждому. Человек и его жизненная ситуация сложнее, чем самая продуманная и детальная схема. Иногда самостоятельная работа дает желаемый результат. А иногда нужно заручиться внешней поддержкой и/или обратиться за помощью к специалисту. Особенно стоит обратиться за профессиональной помощью, если:

Возможность хорошего будущего за пределами сегодняшних обстоятельств.

— вы испытываете тяжелые переживания и по шкале от 1 до 10 оцениваете их на 7 или выше;
— вы находитесь в депрессивном состоянии, все валится из рук;
вы начали самостоятельную работу, но в процессе ощущаете себя хуже;
— ощущение беспомощности усиливается, а негативные представления о себе укрепляются.

Пожалуйста, доверяйте своим ощущениям и позаботьтесь о себе и своем состоянии. Я верю в то, что в трудных обстоятельств мы встречаемся еще и с собственной силой. Выбор прочитать эту статью и попробовать описанные в ней способы уже значит, что внутри есть вера в перемены и возможность движения туда, где лучше. У собак Селигмана не было выбора. У нас он есть. Давайте выбирать волю.

Елизавета Мусатова

Популярное в

))}
Loading...
наверх