Знакомство с родителями: почему мамам страшнее, чем невесткам

Наш колумнист Юлия Верклова готова рассмотреть проблему как минимум с двух сторон: возраст ей позволяет.

В прошлом веке

В моей юности (она закончилась примерно 20 лет назад) в женских журналах часто писали тревожные статьи на тему «как знакомиться с его родителями». Я искренне не понимала, в чем проблема.

Не в средневековье же живем: родительского благословения на брак не требуется, в дом к мужу молодая жена вряд ли пойдет, кухню со свекровью делить не будет... Если пойдет и будет, тогда, конечно, беда.

Но тут мало, что зависит от первого знакомства. Либо мальчик выбирал себе девочку, похожую на маму — и тогда можно было рассчитывать на худой мир. Либо мальчик выбирал невесту по принципу «от противного» — чтоб только не такая, как мама. Тогда при первом знакомстве никакие манеры не спасут от доброй ссоры. Думаю, такие ритуалы специально устраивались для того, чтобы разругаться, хлопнуть дверью и завершить процесс сепарации. Или не завершить его никогда.

После сексуальной революции 90-х партийно-этический запрет на внебрачные половые связи перестал действовать, и сакральный обряд знакомства с родителями вовсе утратил смысл. Девушки ходили в гости к юношам: чай попить, альбом с марками посмотреть... Иногда дома были родители — и тогда они здоровались (может, говорили еще о погоде и литературе), но это вообще не означало, что теперь их сын должен на тебе жениться.

В 90-е, правда, и не женились почти: ни у кого не было ни денег на свадьбу, ни отдельного жилья, ни даже желания рожать детей в этой стране.

Как я знакомилась с мамами

В начале 2000-х, когда жизнь стала налаживаться и людям опять захотелось стабильности, традиция специального знакомства с родителями реанимировалась. У многих мальчиков 20+ было собственное или хотя бы съемное жилье — и встречи с будущими родственниками уже не могли состояться «мимоходом» и случайно. Невесту и маму нужно было специально знакомить... Ну такой долг вежливости, мало влияющий на дальнейшую жизнь молодых.

Я, например, со своей первой свекровью общалась три раза в жизни. Первый — в тот торжественный день, когда меня привезли к ней домой — представлять. Мы попили чаю с лимоном, будущие родственники поспрашивали, где я училась и где работаю. Через неделю мой мужчина сообщил, что маме я понравилась — и нам пора жениться.

Второй раз к «маме» меня возили после родов. Меня и младенца. «Ой! — сказала новоявленная бабушка. — Я таких маленьких боюсь. Положите на диван». И мы опять попили чаю с лимоном.

Третий (и последний) раз мы общались по телефону. Я уже два года была замужем за другим человеком и как раз ехала рожать второго ребенка. И вдруг звонок! «Юля, — строго произнесла бывшая свекровь, — мне показалось, что у вас с Д. наметилась трещина в отношениях». Роды у меня были стремительными...

Второй муж повез меня к родителям из ЗАГСа. Проще говоря, мы познакомились, когда изменить уже ничего было нельзя. До недавнего времени я считала, что это и есть лучший способ знакомства с будущими родственниками. И тут внезапно вырос старший сын!

Как я была мамой

Пока он рос, мне казалось, что знакомство с его девушками — это такой неизбежный и естественный процесс, на котором даже не фиксируешься: одноклассницы, подружки по спортивным секциям и научным кружкам — чего с ними знакомиться, я и так всех знаю с детства.

А потом я поняла, что есть девушка, о которой я не знаю. То есть от меня не скрывают факт ее существования, но скрывают ее саму. Сначала я не испытывала к таинственной незнакомке никаких чувств, кроме любопытства — до тех пор, пока сын не сообщил, что хочет пригласить ее в субботу. Неожиданно для себя я занервничала:

— Надо ли обновлять педикюр? — В домашней одежде лучше ее встречать (как будто ничего особенного) или, наоборот — в праздничной (как будто она особенная)? — Обед готовить или чаю предложить? — О чем с ней говорить? И вообще — говорить или слушать? — Как при ней обращаться к сыну? — И вообще — зачем все это???

Совещание с подругами, дорастившими детей до аналогичного состояния, вывело лишь на одно мудрое решение: встречаться лучше не дома, а на нейтральной территории — в кафе, например. Во-первых, чтобы сама обстановка не предполагала иерархических отношений (дома же сразу ясно, кто здесь хозяйка), а во-вторых, чтобы можно было сбежать, если что (из дома же не сбежишь)... Ну и с одеждой в таком раскладе понятно: не домашняя.

В общем, в роли мамы я напрягалась гораздо больше, чем в роли девушки. Пытаясь поддерживать беседу, я исользовала совершенно недопустимое количество междометий, задыхалась от волнения и разглядывала собственные ногти. Можно подумать, это моя судьба решалась! А впрочем, так оно и было.

Почему мамам страшнее, чем невестам

Я, кстати, до сих пор так и не поняла, чего бояться девушкам. Худшее, что может произойти: вы не понравитесь маме, и мальчик маму послушается. Зачем вам такой?

А мамы — даже те, которые декларируют полную независимость и самостоятельность своих сыновей — все равно хотят, чтобы парень находился под присмотром. И если не у нас, то у какого-нибудь надежного человека.

Нам с мужем, например, сын с 14 лет запретил ездить к нему на спортивные соревнования. И я прямо локти кусала, когда он с соревнований долго не возвращался и не звонил. А когда с ним стала ездить девушка — я перестала кусать локти: если что, она и скорую вызовет, и диплом уберет в такое место, где он не порвется и не помнется...

На фестивали и в экспедиции он тоже ездил с ней — а это гораздо надежнее, чем в одиночку. В общем, я, готовясь к знакомству, совершенно не боялась, что девушка мне не понравится. Боялась, что это я не понравлюсь ей, и она сбежит.

Страхи усилились, когда я ее увидела: фигура атомная, лицо — как у боттичеллиевской Весны, волосы кудряшками и идеально грамотная речь... «Что он в ней нашел» — было совершенно очевидно. Но достаточно ли я хороша для нее? — подобных переживаний я не испытывала не то что при знакомствах с мамами, но даже на первых свиданиях в моей собственной юности!

Потом, конечно, стало проще, когда обнаружилось, что в обычной жизни девушка носит футболки оверсайз и очки, чтобы не шокировать окружающих своей неземной красотой... Но первое знакомство было для меня стрессом.

Такой же стресс, переходящий в почти религиозный эксктаз, описала после знакомства со своей будущей невесткой моя подруга. Там девочка оказалась готом с черными губами и волосами. «Такая бледненькая, — захлебывалась от восторга будущая свекровь. — Лето, а она такая беленькая! Мы с ней проболтали три часа! Слегка грубовата, но я и сама не ванилька... И она так хорошо понимает моего сына!»

Собственно, я к чему, девы. Нет у вас повода для волнений. Большинство мам убеждены, что их мальчик плохого не выберет — так что, считайте, вы приняты и одобрены заранее. А странно себя ведет будущая родня исключительно от волнения. 

Источник ➝

Средства избавления от беспомощности

Когда невозможно контролировать или влиять на неприятные события, развивается сильнейшее чувство беспомощности... Что же с ним делать?

Чувство беспомощности

Пятьдесят лет назад американский психолог Мартин Селигман перевернул все представления о нашей свободе воли. Селигман проводил эксперимент над собаками по схеме условного рефлекса Павлова. Цель — сформировать рефлекс страха на звук сигнала. Если у российского учёного животные по звонку получали мясо, то у американского коллеги — удар током. Чтобы собаки не сбежали раньше времени, их фиксировали в специальной упряжи.



Селигман был уверен, что когда зверей переведут в вольер с низкой перегородкой, они будут сбегать как только услышат сигнал. Ведь живое существо сделает все, чтобы избежать боли, не так ли? Но в новой клетке собаки сидели на полу и скулили. Ни один пес не перепрыгнул легчайшее препятствие — даже не попытался. Когда в те же условия поместили собаку, которая не участвовала в эксперименте, она с легкостью сбежала.

Селигман сделал вывод: когда невозможно контролировать или влиять на неприятные события, развивается сильнейшее чувство беспомощности. В 1976 году ученый получил премию Американской психологической ассоциации за открытие выученной беспомощности.

А что же люди?

Теорию Селигмана много раз проверяли ученые из разных стран. Доказано, что если человек систематически:

— испытывает поражение, несмотря на все усилия;

— переживает трудные ситуации, в которых его действия ни на что не влияют;

— оказывается среди хаоса, где постоянно меняются правила и любое движение может привести к наказанию — у него атрофируется воля и желание вообще что-то делать. Приходит апатия, а за ней — депрессия. Человек сдается. Выученная беспомощность звучит как Марья Искусница из старого фильма: «Что воооля, что невоооля — все равно».

Теорию о выученной беспомощности подтверждает жизнь.

Не обязательно сидеть на поводке и получать удары током. Все может оказаться прозаичнее. Когда я писала эту статью, попросила друзей на фейсбуке поделиться своим опытом переживания выученной беспомощности. Мне рассказали:

— про неудачные попытки устроиться на работу: отказ за отказом без объяснения причин,

— про мужа, который мог встретить вечером с дорогими подарками, а мог с агрессией без видимого повода, по настроению. (Рядом — почти такая же история про жену),

— про начальника-самодура, который каждый месяц раздавал штрафы по каким-то новым и нелогичным критериям.

Со стороны кажется, что выход есть. Перепиши резюме! Подай на развод! Пожалуйся на начальника! Сделай вот это и еще вон то! Но как пес Селигмана, человек, который загнан в беспомощность, не может перепрыгнуть даже через низенький заборчик. Он не верит в выход. Он лежит на полу и скулит.

Порой даже абьюзивного партнера или начальника-самодура не нужно. Геля Дёмина, студентка на стажировке в Корее, рассказывает, как на одном занятии профессор дал классу задание. Из букв на листочках нужно сложить названия стран. Когда выходит время, профессор просит поднять руки тех, кто уверен в своем ответе. И так раз за разом. К последнему заданию половина студентов скисли.

«После того, как решили все пункты, мы начали проверять ответы, — рассказывает Геля. — У правой стороны было почти все правильно. А у ребят слева не было верных ответов вообще. Последнее задание (D E W E N S — Sweden) решили только двое из десяти человек с левой стороны. И тут профессор говорит: „Вот вам и подтверждение гипотезы“. На экране появляются два варианта теста, который у нас был. В то время, как правая группа получила совершенно нормальный тест, у левой группы во всех заданиях была перепутана одна буква. Правильный ответ в их случае получить было невозможно. Вся соль была в последнем вопросе, про Швецию. Он у двух команд одинаковый. У всех была возможность получить правильный ответ. Но за прошлые пять вопросов ребята полностью убедили себя, что не могут решить задание. К моменту, когда настала очередь верного ответа, они просто сдались».

Как противостоять хаосу?

Что делать, если выученная беспомощность уже отвоевывает внутреннюю территорию?

Можно ли не опускать руки и не сдаваться апатии?

Можно. И здесь ученые с жизнью снова заодно.

Средство 1: Делайте что-нибудь

Серьезно: что угодно. Психолог Бруно Беттельгейм выжил в концлагере с политикой постоянного хаоса. Руководство лагеря, рассказывал он, устанавливало новые запреты, часто бессмысленные и противоречащие друг другу. Охранники ставили заключенных в ситуации, где любое действие могло привести к суровому наказанию. В этом режиме люди быстро теряли волю и ломались. Беттельгейм предложил противоядие: делать все, что не запрещено. Можешь лечь спать вместо того, чтобы обсуждать лагерные слухи? Ложись. Можешь почистить зубы? Чисть. Не потому, что хочешь спать или заботишься о гигиене. А потому, что так человек возвращает субъективный контроль в свои руки. Во-первых, у него появляется выбор: сделать то или иное. Во-вторых, в ситуации выбора он может принять решение и немедленно его исполнить. Что важно — это собственное, личное решение, принятое самостоятельно. Даже маленькое действие становится вакциной против превращения в овощ.

Эффективность этого способа в 70-е годы подтвердили американские коллеги Беттельгейма. Эллен Лангер и Джудит Роден провели эксперимент в местах, где человек наиболее ограничен в свободе: тюрьма, дом престарелых и приют для бездомных. Что показали результаты? Заключенные, которым разрешили по-своему расставить мебель в камере и выбирать ТВ-программы, стали менее подвержены проблемам со здоровьем и вспышкам агрессии. У пожилых людей, которые могли по своему вкусу обставить комнату, завести растение и выбрать фильм для вечернего просмотра, повышался жизненный тонус и замедлялся процесс потери памяти. А бездомные, которые могли выбрать кровать в общежитии и меню на обед, чаще начинали искать работу — и находили.

Способ справляться: делайте что-нибудь потому, что можете. Выберите, чем занять свободный час перед сном, что приготовить на ужин и как провести выходные. Переставьте мебель в комнате так, как вам удобнее. Находите как можно больше точек контроля, в которых вы можете принимать собственное решение и исполнять его.

Что это может дать? Помните про собак Селигмана? Проблема не в том, что они не могли перепрыгнуть барьер. Так и у людей: проблемой порой является не ситуация, а потеря воли и веры в значимость своих действий. Подход «делаю, потому что выбрал делать» позволяет сохранить или вернуть субъективное ощущение контроля. А значит, воля не отъезжает в сторону кладбища, укрывшись простыней, а человек продолжает двигаться в сторону выхода из тяжелой ситуации.

Средство 2: Прочь от беспомощности — маленькими шагами

Представления о себе «у меня ничего не получается», «я никчемный», «мои попытки ничего не изменят» складываются из частных случаев. Мы, как в детской забаве «соедини точки», выбираем какие-то истории и соединяем их одной линией. Получается убеждение о себе. Со временем человек все больше обращает внимание на опыт, который подтверждает это убеждение. И перестает видеть исключения. Хорошая новость в том, что убеждения о себе можно изменить таким же образом. Этим занимается, например, нарративная терапия: вместе с помогающим практиком человек учится видеть альтернативные истории, которые со временем соединяет в новое представление. Там, где раньше была история о беспомощности, можно найти другую: историю о своей ценности и важности, о значимости своих действий, о возможности влиять на происходящее.

Важно находить частные случаи в прошлом: когда у меня получилось? когда я смог на что-то повлиять? когда изменил ситуацию своими действиями? Так же важно обращать внимание на настоящее — вот здесь помогут маленькие достижимые цели. Например, навести порядок в кухонном шкафчике или сделать важный звонок, который давно откладываете. Нет слишком маленьких целей — все важны. Справился? Получилось? Прекрасно! Нужно отметить победу! Известно, что где внимание — там и энергия. Чем больше внимания достижениям, тем сильнее подпитка для новой предпочитаемой истории. Тем выше вероятность не опустить руки.

Способ справляться: ставьте маленькие реальные цели и обязательно отмечайте их достижение. Ведите список и перечитывайте его хотя бы два раза в месяц. Со временем вы заметите, что цели и достижения стали крупнее. Найдите возможность наградить себя какой-нибудь радостью за каждый выполненный пункт.

Что это может дать? Небольшие достижения помогают набраться ресурса для более масштабных действий. Нарастить уверенности в своих силах. Нанизывайте новый опыт как бусины на леску. Со временем из отдельных деталей получится ожерелье — новая история о себе: «Я важен», «Мои действия имеют значение», «Я могу влиять на свою жизнь».

Средство 3: Другой взгляд

Селигман открыл проблему, а дальнейшую жизнь и карьеру посвятил поиску решения. Ученый выяснил, что животные могут научиться противостоять беспомощности, если у них есть предыдущий опыт успешных действий. Собаки, которые сначала могли отключить ток, нажимая головой на панель в вольере, продолжали искать выход, даже когда их фиксировали.

В сотрудничестве с известными психотерапевтами Селигман начал изучать поведение людей и их реакции на внешние обстоятельства. Двадцать лет исследований привели его к выводу: склонность тем или иным образом объяснять происходящее влияет на то, ищем ли мы возможность действовать или сдаемся. Люди с убеждением: «Плохие вещи случаются по моей вине» более склонны к развитию депрессии и состоянию беспомощности. А те, кто считает «Плохое может случиться, но это не всегда моя вина и когда-нибудь оно прекратится», быстрее справляются и приходят в себя при неблагоприятных обстоятельствах.

Селигман предложил схему рефрейминга: переосмысления опыта и перестройку восприятия. Называется она «Схема ABCDE»:

A — Adversity, неблагоприятный фактор. Вспомните неприятную ситуацию, которая вызывает пессимистичные мысли и чувство беспомощности. Важно для начала выбирать ситуации, которые по шкале от 1 до 10 вы оцениваете не выше, чем на 5: так опыт обучения рефреймингу будет более безопасным.

B — Belief, убеждение. Запишите вашу интерпретацию события: все, что думаете о произошедшем.

C — Consequence, последствия. Как вы повели себя в связи с этим событием? Что чувствовали в процессе?

D — Disputation, другой взгляд. Запишите доказательства, которые подвергают сомнению и опровергают ваши негативные убеждения.

E — Energizing, активизация. Какие чувства (и, возможно, поступки) вызвали новые аргументы и более оптимистичные мысли?

Способ справляться: попробуйте опровергнуть пессимистичные убеждения письменно. Заведите дневник для записи неприятных событий и их проработки по схеме ABCDE. Перечитывайте свои записи каждые несколько дней.

Что это может дать? Стрессовые ситуации будут возникать всегда. Но со временем и практикой можно научиться более эффективно справляться с беспокойством, не сдаваться беспомощности и вырабатывать собственные успешные стратегии реакции и поведения. Энергия, которая раньше обслуживала пессимистичные убеждения, высвободится, и ее можно вложить в другие важные области жизни.

P.S. Техника безопасности
Я рада, если сейчас вы дочитываете статью, а внутри уже рождается желание действовать. Пожалуйста, проявите бережность к себе в дальнейших действиях. Важно помнить, что нет единственного решения, которое безусловно подойдет каждому. Человек и его жизненная ситуация сложнее, чем самая продуманная и детальная схема. Иногда самостоятельная работа дает желаемый результат. А иногда нужно заручиться внешней поддержкой и/или обратиться за помощью к специалисту. Особенно стоит обратиться за профессиональной помощью, если:

Возможность хорошего будущего за пределами сегодняшних обстоятельств.

— вы испытываете тяжелые переживания и по шкале от 1 до 10 оцениваете их на 7 или выше;
— вы находитесь в депрессивном состоянии, все валится из рук;
вы начали самостоятельную работу, но в процессе ощущаете себя хуже;
— ощущение беспомощности усиливается, а негативные представления о себе укрепляются.

Пожалуйста, доверяйте своим ощущениям и позаботьтесь о себе и своем состоянии. Я верю в то, что в трудных обстоятельств мы встречаемся еще и с собственной силой. Выбор прочитать эту статью и попробовать описанные в ней способы уже значит, что внутри есть вера в перемены и возможность движения туда, где лучше. У собак Селигмана не было выбора. У нас он есть. Давайте выбирать волю.

Елизавета Мусатова

Популярное в

))}
Loading...
наверх