Сергей Кузнецов предлагает Вам запомнить сайт «Психолог»
Вы хотите запомнить сайт «Психолог»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Справляемся с жизненными проблемами

Слово действительно лечит...

развернуть

Картинки по запросу картина сальвадора дали

Квартирная хозяйка тётя Поля рассказывала о своём муже: «Пил, как проклятый. Нажрётся, упадёт на пороге, я его волоком до кровати тащу. Клеёнку постелю, а толку ноль — всё равно обоссыт матрас и дрыхнет до утра. Ненавидела его лютой ненавистью. Но терпела. Когда заболел — ухаживала за ним до последнего. Перед смертью попросил положить в гроб бутылку водки. Я обещала. Однажды приснился: красивый, молодой, ясноглазый. Поля, говорит, ты не думай, всё у меня хорошо. Вот только бутылка на грудь давит, дышать не даёт».

Я тётю Полю часто вспоминаю. Она помогала мне пережить приступы паники, которые я заработала в войну. Накрыли они меня уже в Москве, спустя год после отъезда из Армении. Однажды я уронила на пол тяжёлый мельхиоровый поднос — звук от удара получился не очень громким, но отдалённо напоминающим звук взрыва. И в ту же секунду мне отключили воздух. Помню, как рухнула на пол, как больно ударилась локтем. Как лежала на спине — беспомощная, умирающая, как в окно влетела стая призрачных птиц, они подхватили лапками нити, что тянулись из моего сердца, и взмыли ввысь.
Умирать не страшно, не больно и не унизительно. Унизительно и страшно понимать, что это навсегда.

В тот день меня спасла тётя Поля. Ну как спасла — я очнулась оттого, что она гладила меня по лицу и шептала молитву: и молим Тя и стеняще вопием Ти: спаси нас, спаси, помози нам, помози.
Она помогла мне подняться, напоила сладким чаем, уложила в постель. Сидела рядом, пока я усну. А я ворочалась с боку на бок, вздыхала. Неожиданно для себя стала рассказывать о войне. Она слушала молча, вопросов не задавала.

А я всё рассказывала, не могла остановиться. Я почти год жила в далёком мирном городе. Где горячая еда и свет, где можно было мыться, не беспокоясь, что сейчас начнётся обстрел и воды не станет — совсем. Почти целый год я возводила по кирпичику себе новую жизнь. И в одночасье всё рухнуло. Война, оказывается, никуда не делась, она следовала за мной по пятам. Я ведь не боялась её, я честно старалась её не замечать. Когда в нашу пятиэтажку угодила бомба, я готовила зелёную фасоль. Высунулась в окно, убедилась, что разрушения небольшие — и вернулась к стряпне. Снаряды кругом падают, а я чеснок с солью взбиваю, потому что зелёную фасоль нужно есть, щедро поливая схтор-мацуном. Уезжала я от войны не потому, что испугалась, а потому, что устала. Но она настигла меня в Москве. И настигнет всюду, куда я уеду. Потому что она теперь — часть меня. Война — это я.

Тётя Поля выслушала меня, вздохнула. И рассказала о своём муже. Как он её мучил. Как безбожно пил. Как попросил положить в гроб бутылку водки. Как потом снился. И как она жалеет всю жизнь, что исполнила его последнее желание. «Дочка, у каждого своё испытание. У меня оно одно, у тебя — другое. Самое главное — не держать страх в себе. Ведь словами можно его заговаривать. Так что рассказывай о нём как можно чаще. И вообще, запомни для себя: не молчание золото, а слово. Потому что оно лечит».

Тёти Поли давно нет, а я всё заговариваю страх. Сначала заговаривала своему отражению в зеркале, потом — близким, когда они нашли в себе силы вспоминать о войне. Потом я принялась рассказывать о страхе в книгах. А потом придумала совсем невыносимую муку — решила написать рассказы о войне. О людях-калеках, таких, как я. Знали бы вы, до чего нас много.

Писать о войне тяжело и беспросветно, и когда становится совсем невмоготу — я звоню подругам.
— Давно мы, девочки, не встречались, — заявляю я.
— Давно, — соглашаются девочки. — Три дня назад — это ведь давно?
— Практически целая жизнь, — нагнетаю я.
— Пора куда-нибудь сходить, — сдаётся Маринка.
— Говно вопрос, — поддакивает Вика.
И девочки откладывают свои дела. И водят меня по Москве. Выискивают чудом уцелевшие старые дома — с заброшенными дворами, с хлопающими ставнями, с деревянными скрипучими порогами. Терпеливо ждут, пока я греюсь. Они знают — я умею греться только там, где застыло время.

Я намеренно тяну это старое, пахнущее портфелем за рупь двадцать пять время, мне хочется остаться там навсегда.
— Ужасный, да? — спрашиваю, тыча пальцем в аляповатый, чёрный от копоти гипсовый фонтан.
— Бесполезный и нелепый, как ты, — соглашается Вика.
И я не могу удержать смех.

Тётя Поля была права, слово действительно лечит. Порой совсем не важно, что оно означает. Главное, что обращено оно именно к тебе.

Наринэ Абгарян

Источник


Ключевые слова: жизнь, истории, люди, слово, страх
Опубликовала Лилия К* , 09.09.2017 в 08:13

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Галина
Галина 9 сентября, в 09:21 Чудесный рассказ. Все правда Текст скрыт развернуть
6
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 1
Комментарии Facebook
Читать

Поиск по блогу

Последние комментарии

Алена Белова
Супер верно!!!
Алена Белова Обнуление и генеральная уборка своей жизни
Алена Белова
Правильная статья!
Алена Белова Как выбрать правильную жену
Евгений Шульга
*
Евгений Шульга Как выбрать правильную жену
Алена Белова
Tim Tom
Esli ja tschitajü schto skasal Freid to ja dumajü schto eto bred - no ne vse. Potschemu? Potomutsch…
Tim Tom Ведические жены
ahzazil
Владимир Плотников
Ольга Чёрная
ПЁТР МИХАЙЛОВ
Вадим Степаненко
миира 34567
Юрий
ВЕРА ОЛЬШЕВСКАЯ (Осипова)
Сергей Дилевский
ПЁТР МИХАЙЛОВ
В общем то ,- верно,но тема слабо раскрыта.))))
ПЁТР МИХАЙЛОВ Нет диагноза депрессия, есть диагноз отсутствие любви!
Галина Богаткова
Виктор Легеда
Владислав Тараканов
Ещё одна Истина в последней инстанции...
Владислав Тараканов Ведические жены
Владимир Плотников
Vladimir
pokuda est na svete duraki-umnie ludi budut delat na nih den'gi
Vladimir Ведические жены
Наталья Сальникова
Varonin
насчет пивка : за пивком не кому сбегать ?!! Да ладно не мож быть )))
Varonin Как выбрать правильную жену
Varonin
пеши есчо гламуренько получаеца )))
Varonin Пушкин писал бы в фейсбук каждый день...
Ольга Ключникова
Вообще-то это цитаты из его книг.
Ольга Ключникова 20 мудрых мыслей Виктора Гюго о жизни, смерти и любви…
Галина Красильникова